Все новости

Роковая ошибка майора Терентьева

Не секрет, что боевые действия в Афганистане рассматривались руководством Советской армии в том числе как полигон для испытаний современного оружия. Точно также командование стремилось пропустить через горнило необъявленной войны как можно больше кадровых офицеров, дав возможность необстрелянным лейтенантам и майорам получить ценный боевой опыт.

 

Поэтому происходила постоянная ротация – на смену отслужившим в «горячей точке» положенный срок «ветеранам» направлялись из различных гарнизонов СССР «добровольцы». Специальный отбор с учётом особых требований, предъявляемых к командирам на той войне, практически не осуществлялся. Наравне с действительно толковыми офицерами направлялись и весьма посредственные. Порой это приводило к настоящим трагедиям.

 

Это событие осталось в истории, как «гибель Мараварской роты» по месту событий – вблизи кишлака Маравар в Мараварском ущелье.

21 апреля 1985 года командир 5-го отдельного мотострелкового батальона майор Терентьев выехал с командирами рот в район кишлака Маравар для проведения рекогносцировки.

 
 

Отсюда в сторону афгано-пакистанской границы тянется ущелье. По данным разведки, в расположенном в глубине ущелья кишлаке Сангам появилась небольшая группа моджахедов количеством не более десяти человек. Майор планировал прочесать ущелье, выйти к кишлаку и уничтожить небольшой отряд противника. Такое боевое задание против немногочисленного врага, по мнению комбата, должно было стать отличной школой для его необстрелянных бойцов. Дело в том, что 5-й омсб был лишь недавно введён в Афганистан и ещё не имел ни одного боевого выхода. Большинство его солдат лишь какие-то полгода назад были призваны на службу и успели только пройти «учебку».

 

Но что простительно зелёным пацанам, непростительно зрелым мужам в немаленьких чинах. Отчего-то майор не озаботился сохранением секретности предстоящего рейда. Ротные командиры под его руководством больше часа, при свете дня, с картами и биноклями в руках осматривали местность, мозоля глаза местным жителям.

 

Следующим вечером в 20:00 батальон поротно начал выдвигаться в район операции. Как впоследствии вспоминали выжившие участники событий, никто особо не волновался. От командиров и бойцам передалось настроение, что предстоящий рейд, хоть и считается боевым, но по сути является учебно-тренировочным, ибо серьёзного противника поблизости нет.

 

Батальон втягивается в ущелье по всем правилам военной науки, то есть, двигающуюся по дну 1-ю роту прикрывают «оседлавшие» склоны 2-я и 3-я роты. Пока всё шло нормально.

 

А затем майор вдруг решает дать подчинённым новую вводную. Прямо на марше комбат объявляет приказ: если в кишлаке Сангам противника не обнаружится, продолжать двигаться дальше по ущелью к новой цели – селению Даридам. Однако на общей постановке задачи захват Даридама даже не обсуждался…

 

К двум часам ночи 1-я рта вышла к кишлаку Сангам. Прочесали селение, но противника не обнаружили.

 

Командир головной роты капитан Цебрук сообщил своим офицерам о новом приказе майора: идти в Даридам, где, по новым сведениям разведки, находится отряд моджахедов и американский военный инструктор. Задача: уничтожить «духов» и постараться взять живьём ценного пленного. За такого «языка» отличившимся положены правительственные награды! Для ещё не знающих войны молодых людей это сильный мотиватор.

 

Капитан Цебрук действует очень профессионально. Даже считая, что неподалёку будут находиться силы батальона, он тем не менее делит свою роту на четыре боевые группы: 1-я и 2-я должны войти в кишлак, 3-я и 4-я будут прикрывать их сто стороны нависающего над местностью южного хребта и с тыла.

Сделав необходимые распоряжения, Цебрук выводит своё небольшое подразделение из Сангама. Ни он, ни его подчинённые ещё не знают, что идут в западню. Соседние роты, которые должны были бы их поддержать, остаются в Сангаме: отчего-то до их командиров не дошёл новый приказ майора.

 

 

Через несколько часов Цебрук и его люди входят в Даридам и обнаруживают, что кишлак оставлен жителями. Мотострелки ещё какое-то время бродят по пустым улицам, не подозревая, что за всеми их перемещениями цепко следят со склонов ущелья моджахеды. Ловушка практически захлопнулась!

 

Обладающие подавляющим перевесом в силах, а также несравнимо более богатым боевым опытом, горцы действуют, как по нотам. Они выпускают из кишлака первую группу шурави, бьют ей в спину, берут в кольцо и быстро вырезают. Вторая группа блокирована в селе, возглавляющий её капитан Цебрук погибает в самом начале боя. Оставшись без командира, неопытные мальчишки методично уничтожаются со склонов снайперским и пулемётным огнём, они полностью деморализованы и неспособны к организованному сопротивлению.

 

Оставленные в охранении командиры 3-й и 4-й групп пробуют побиться на подмогу к своим в кишлак, но их быстро накрывает миномётный огонь. Очень быстро эти группы рассеиваются и каждый ищет спасение в одиночку.

 

…Через шесть часов всё кончено. Бандиты добивают раненых и ведут охоту за беглецами.

 

Помощь подоспеет, но далеко не сразу. Срочно направленной на выручку попавшим в засаду сводной роте с танками придётся с боями пробиваться по гористому бездорожью более десяти километров.

 

Всё что удастся сделать, это вытеснить моджахедов из ущелья и отбить тела погибших. Допущенная майором ошибка станет причиной гибели 32 человек. Майор Терентьев и его замполит майор Елецкий были отстранены от своих должностей, понижены в звании и отправлены дослужить обратно в Союз…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo