Все новости

Почему богатыри Киевской Руси не любили боевой топор

Сегодня боевой топор считается исконно русским, почти национальным видом оружия, однако так было не всегда. Еще в XIX веке многие видные историки отказывали топору в праве считаться «орудием боевого труда» русских витязей, и ассоциировали его исключительно с викингами и варягами.

Это мнение базировалось на том основании, что в русском героическом эпосе — былинах — топор не упоминается практически никогда. Богатыри ходят все с копьями, мечами, порою даже с палицами, а то и машут вырванным с корнями деревом — но не топором.

Зато рыжие гости с Севера, славящие одноглазого бога на восьминогом коне, чуть что — так сразу хвать за топоры! У них даже конунг одноименный был, Эйрик Кровавая Секира — а вот русских князей, прозванных в честь топора, что-то ни одного нет…)

 
 

Однако в дальнейшем в ходе археологических раскопок было обнаружено очень большое количество боевых топориков разных типов. Причем львиная доля из них — в Северной и Северо-Восточной Руси (Новгород, Владимир и т.п.). В южной топоров находили меньше, но все-таки находили.

Абсолютно все топоры быть варяжскими никак не могли, согласитесь…)

Вариант объяснения здесь может быть следующим.

Рельеф театра военных действий

Специфику применения оружия и особенности тактики во многом диктует рельеф местности. Северная Русь — сплошь леса, в то время практически непролазные, да еще перемежаемые болотами. А Южная — это степь или лесостепь. Простору там гораздо больше.

Киев, «мать городов русских» — это сердце лесостепной зоны. Недаром племя, которое там жило, так и звалось — поляне.

Кстати, не в тему: объяснит мне кто-нибудь, почему мать, если он мужского рода?..

Южнорусский дружинник X-XII столетия действительно, вполне возможно, топора не уважал. Потому что был он в первую очередь всадником, дрался в конном, а не в пешем строю. Все «профессиональное» войско киевских и вообще южнорусских князей — конное.

Ибо посмотрел бы я на того, кто попробовал бы за хазарином или половцем пешкодралом угнаться…

А коннику топор неудобен. Маленький топорик, вроде вот такого:

 

хотя и обладает небольшим весом, а значит, скоростью и маневренностью, имеет очень малую зону поражения. Грубо говоря, в скоротечной конной сшибке, когда всадники сталкиваются и входят в «боевую зону» друг друга, надо успеть достать противника вот этим крошечным лезвием. И всерьез достать, а не поверхностно цепануть. Это довольно сложно, гораздо проще промахнуться — и попросту зацепить его за плечо таким топориком, как крюком…

А более серьезный топор (по некоторым сведениям, такие называли «брадва«) — оружие хоть и мощное, но медленное и инерционное.

 
"Бородатый" топорик
«Бородатый» топорик

На то, чтоб его поднять и опустить, нужно много времени — слишком много для маневренного конного боя. Это первое. Второе: такой топор имеет большую инерцию. Промахнувшись мимо противника, восседая в седле, очень легко, не успевая остановить руку, распахать им бок или круп своего коня.

Или собственную ногу.

Примечание: топорики-клевцы или чеканы для пробивания доспеха — статья особая. Они распространяться стали, когда на поле боя массово завелся одоспешенный противник. Больше чеканы толком ни для чего не нужны.Пик применения чеканов начинается с XIV века, когда у многих воинов появляется не только кольчуга, но и ламелляр. Это Русь Средневековая, но уже не Древняя.

Поэтому топор на юге Древней Руси был оружием пешца — «воя» из городского ополчения, которое собиралось в случае исключительной опасности и профессиональным войском отнюдь не было. А вот на севере ему придавали куда больше значения. И дело здесь не только и не столько в варяжском влиянии (хотя оно, несомненно, было), сколько в том, что дружинники Новгорода чаще сражались пешими из-за рельефа местности и малого количества лошадей. А передвигались чаще всего морским или речным путем, на ладьях или стругах.

А для пешего воина топорик действительно часто предпочтительнее меча или сабли, которыми еще надо уметь сражаться. И здесь уж каждый по своему вкусу выбирал — кто маленький и узкий, но верткий, кто — пошире и потяжелее, но с «бородой», чтобы рубить с оттягом. Разновидностей северославянских боевых топоров — очень много.

Даже в XIII веке, когда викингов и след простыл, новгородская дружина предпочитала воевать пешком, «яко отцы наши», даже если к полю боя выдвигалась на лошадях.

Сила привычки — великое дело.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo