Все новости

Фильм «На войне как на войне» глазами историка

Поскольку для статей я выбираю только фильмы, которые можно только хвалить, то каждый раз не знаю с чего начать. Как-то все одинаково получается, сплошные восклицательные знаки.

Потому не буду более задерживаться на предисловии и поговорим о том, что некоторые эпизоды фильма вызвали из памяти.

 

Наши бригады и их батальоны

Командир танковой бригады, полковник Дэй, сыгранный Михаилом Глузским, говорит о том, что он с двадцатью танками должен атаковать деревню, где обороняется танковый батальон немцев.

Почему у него осталось в бригаде всего два десятка машин, и пополнения нет, это, конечно, вопрос. Но, на войне как на войне, всякое бывает.

Но на самом деле вопрос ведь интересный. Если говорить про военные структуры, то бригада это намного больше батальона. Бригада просто по определению из этих самых батальонов и состоит. Иногда батальоны отдельные, иногда входят в состав полков, а уже полки в составе бригады. Обычно в бригаде от трех до пяти батальонов. Обычно, но это сходится, когда речь, например, про пехоту. А так получилось, что во Второй Мировой войне советские бригады оказались меньше немецких танковых батальонов. Да и не только немецких.

До войны в танковых бригадах Красной Армии было, помимо прочего, по четыре танковых батальона, каждый из трех рот, в роте три взвода, во взводе пять танков. Всего набегало две с половиной сотни машин. Великую Отечественную войну РККА начала, не имея танковых бригад, были только дивизии. По триста и более машин. В ходе боевых действия танки терялись в огромных количествах, сначала уменьшили число танков в дивизии, по штату их стало около двухсот в двух полках. Затем оставили только один полк и превратили дивизии в бригады, с девятью десятками танков. Причем новые соединения формировались непрерывно десятками: стрелковые, кавалерийские. Нужны были новые танковые части и их формировали, но производство танков за ними не поспевало. Слишком много машин сгорало на полях сражений. В результате количество танков в бригадах по штату подало даже до двух десятков машин.

В конце концов, установилась численность танковой бригады в 65 танков. В трех танковых батальонах, если танки средние и легкие, или в трех полках, если танки тяжелые. Вот такой бригадой и командовал полковник Дэй. Если судить по его словам, у него осталось только треть танков от положенного состава.

А вот что касается немецких танковых батальонов, то в ходе войны их состав не менялся. Из-за нехватки танков уменьшали количество батальонов, но количество машин в них оставалось примерно такое же, как в начале войны. Если при нападении на Польшу и Францию в танковой дивизии было четыре, реже три батальона, то к операции «Барбаросса» остался лишь один полк из двух, реже трёх батальонов. Танковые батальоны состояли из трех рот, к концу войны стало по четыре роты. Роты из трёх, позже четырёх взводов по пять танков. То есть роты, с учетом командирских машин имели от 17 до 22 танков. То есть, если бригаде полковника Дэя противостоял один батальон, в нём могло быть по штату более восьмидесяти машин. Ну а с учетом потерь, танков могло быть у немцев в деревне Соколовка от тридцати до пятидесяти. Но это какая же должна быть деревня огромная, чтобы её обороняло так много танков.

Такая она — танковая атака

Самая важное, и редко встречающееся в кинематографе, это то, как в фильме показана танковая атака. Приученные плохим кино к сценам, зритель думает, что танковое сражение это когда огромные бронированные машины носятся по полю и стреляют друг по другу практически в упор. Да еще и не сразу попадают. В каком-то из современных фильмов показано, как немецкий и американский танки стреляют друг в друга с расстояния менее полусотни метров. Причем американский танк лихо уклоняется, и лупит по немцу в упор, но броню «Тигра» пробить не может. Любой военный скажет, что с такого расстояния даже если броню снаряд и не пробьёт, то либо башню сорвет, либо сам танк опрокинет. Нас именно так учили, когда проходили стрельбу по танкам. Подполковник говорил, как сейчас помню: «Если попадаете в танк, то либо башню сорвет, либо опрокинет. Самое трудное попасть».

А смотришь «На войне как на войне» и там один танк или самоходка, а до других далеко. И вообще ощущения пустоты непривычной для кино. Противника так и совсем не видно. Что и правильно, поскольку немцы бьют минимум с шестисот метров.

Понятно, что киношников эффекты интересуют, картинка нужна красивая. Потому и впихивают в один кадр по десятку танков, так, что механиков жалко. Такие дистанции никакими нормами не предусмотрены, и тут главное не столкнуться, выполняя волю режиссера.

Но оказывается, можно и танковую атаку в фильме показать, и сделать так, чтобы все было очень натурально. Это называется талант?

 

«Гусеница это пустяки — плевое дело»

Вступив в бой с немецкими танками, экипаж Малешкина получает таки свой снаряд, но отделывается практически легким испугом. Всего лишь разбит трак и сорвана гусеница. По военным меркам это пустяки, и отремонтировать самоходку можно даже силами экипажа, прямо на поле боя.

И тут хочется вот на что обратить внимание. Много спорят по количеству уничтоженных танков в различных сражениях. И порой так получается, что количество подбитых танков превосходит то число машин, которое имелось вообще. То есть было сто, подбили сто пятьдесят и еще пятьдесят осталось. Чушь? Нет, не чушь и отнюдь не пример нелинейной арифметики.

Опять же на примере самоходки Малешкина. Его самоходку немцы подбили? Подбили. А она через час снова в бой пошла.

Танки и другие бронемашины, могут и пылать на поле ярким пламенем с клубами черного-черного дыма. А на следующий день снова идти в бой. Для того существуют специальные службы, которые с поля боя танк подбитый могут утащить на буксире. А другие службы его отремонтируют. Совсем так, чтобы уж не собрать, боевые машины редко подбивают. Да и то, их нескольких разбитых машин можно одну целую собрать. Самое важно эвакуировать с поля боя. Ведь если разбили гусеницу, так с одной стороны вроде и пустяк. А с другой — машина стоит неподвижно, и чаще всего не в самом удачном месте. То есть превращается в мишень.

Ну и конечно важно, кому поле боя достанется, на котором подбитые танки.

 

Вот такой вот получился рассказ, навеянный фильмом про геройский экипаж младшего лейтенанта Малешкина.

А ещё чем мне фильм нравится, так это тем, что сценарий сделали не точно по книге. И Саня Малешкин живой остается в фильме.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo