Все новости

Про деда

Дедушке моему, гвардии ефрейтору Максиму Петровичу, везло. Или нет. Наверное, все-таки больше да, чем нет, иначе я бы не писал тут сейчас.

Мобилизовали его (по второму сроку, он с 1910 был) в начале июня 41-го и два с лишком военных года он прослужил на восточной границе. Не то чтобы «по месту жительства», но близко. Он «рукастый» был — столяр, плотник, сапожник, мельник и черте кто ещё — после войны сам дом построил, мебель там вся самодельная была, даже диван с круглыми откидными валиками. В общем нужный человек при любой в/ч.

Осенью 43-го его таки отправили на запад. Переформировывались, вливались, передислоцировались, в общем, как я сейчас понимаю, только в январе 44-го принял он участие в Корсунь-Шевченковской операции. Под её конец, в феврале, рота попала под минометы. Контузия, осколок в ноге, госпиталь. После госпиталя по рекомендации пошел учиться на танкиста, закончил курсы в апреле 45-го и уже командиром орудия попал в Маньчжурию. Опять ранение в ногу, госпиталь, демобилизация в ноябре 1945. Такая вот война — от госпиталя до госпиталя.

 

Я когда в школе учился, вообще ничего про него сказать не мог толком, как про фронтовика. Ну танкист, ну ранен, ну две медали — «За победу над Германий» и «За победу над Японией», которые всем строевым и раненым давали, да юбилейные — вот и всё. И отец тоже помочь не мог — он уже сильно после родился, в 1953, — а деда не рассказывал вообще ничего, вспоминать про войну сильно не любил и не вспоминал.

Ну вот, как говорится, «шли годы». Дедушке за 80 перевалило, СССР уже кончился, а в июне 1992 его находят военкомовские и сообщают, что нашли его «Славу» 3-й степени. Он оказывается перед контузией в феврале 43-го со своим ручным пулеметом за наши позиции выдвигался, «метким огнем из личного оружия от 10 до 50 солдат и офицеров противника» уничтожил, отделением после «выбытия» командира несколько дней руководил и вообще. Форменный герой, в общем. Кабы не минометы, может и за границей бы побывал. Дошел бы со всем 4-м гвардейским Воздушно-десантным стрелковым Мукачевским полком до Чехии, наверное.

 
Фрагмент наградного листа
Фрагмент наградного листа

Но я не про это. Городок в Амурской области, где он жил, невеликий — 25 тыс. народу и героев всех своих за 50 лет уже наперечёт знали, а тут такое. Газета местная, естественно, засылает репортера, чтобы к дню города, когда деду орден должны вручить в торжественной обстановке, дать большой материал. И ведь сумел разговорить журналист деда, сумел. Выложил он ему все то, что детям и внукам не рассказывал. И материал опубликовали на целую полосу и ещё немножко.

 

Только вот имена маленько переврали. И стал мой дедушка из Максима — Степаном, а бабушка из Маруси — Екатериной. Они конечно потом поправку в газете напечатали, а репортер приходил извиняться. Говорят, даже плакал от стыда. Дед со «Славой» еще два года прожил.

 

Но я опять не про то. А вот про что я хотел. В общем, знал дед Максим про орден. Ему в госпитале еще сказали, что представлен к награде и всяко должен получить. Знал, да не гонялся. Полста лет был согласен на медаль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo