Все новости

Никогда мы не будем братьями: разговор на рейсе Москва — Тбилиси

Захожу в салон самолета, располагаюсь. Лечу в Грузию не в первый раз, поэтому быстро определяю контингент вокруг себя. В подавляющей массе среди пассажиров преобладают русские туристы и грузинские гастарбайтеры, возвращающиеся с заработков в России. Впереди меня три кресла, два из которых заняла русская пара — он и она. Ему лет пятьдесят, и всем своим видом он не даёт ни единого шанса ошибиться в том, что сто грамм для храбрости уже было влито. Она чуть моложе, и ей немного неудобно за поведение спутника. Который то и дело привскакивает с кресла и о чём-то постоянно просит стюардесс. Третье кресло в ряду занимает грузин лет сорока. Он сидит чуть поодаль от своих товарищей. Как я понимаю, они — одна бригада, возвращающаяся на Родину с вахты.

Его русскому соседу наконец-таки надоедает докучать стюардессам, и он нарочито громко обращается к своему грузинскому соседу — вот, лечу в Грузию вдохнуть воздух свободы.

Тот вежливо улыбается в ответ и, как я вижу, не совсем охотно отвечает — фсэгда рады дарагим гастям.

Но наш мужичок нисколько не смущается скупому ответу грузина и продолжает развивать беседу — а какие вина вы посоветуете: Саперави, Киндзмараули или Хванчкару?

Вино — карашо, но чача лучше, — вполне ожидаемо отвечает человек, отработавший вахту.

Чача-мача, — зачем-то вслух произносит наш любитель поговорить, и продолжает, — а вот в Абхазию я не полечу принципиально, пока она оккупирована. И в Крым я не полечу, пока мы его Украине не вернём. Мы — страна агрессор, вы же со мной согласны? — для убедительности добавляет он, обращаясь к грузину.

Ви сыльный страна, ошэнь сыльный. Даже Америка вас баица, — уважительно отвечает грузин.

Его ответ явно обескураживает моего соотечественника, и он раздраженно парирует: Рашка сильная? Это все равно, что вечно пьяный сосед с ружьем , от которого никогда не знаешь чего ждать. А вот Америка — это по-настоящему великая страна. Посмотрите — их ВВП — 40% от мирового, а наша Раша — менее двух. Позор. Ненавижу. Страна-бензоколонка с ядерной ракетой. Мы и вас, грузин, двести лет оккупировали.

В этот момент я заметил, как погрустнел грузин, видимо, вспомнив сладкие годы русской «оккупации».

Оппозиционер же тем временем продолжал: вам за Америку держаться надо и за Европу. С ними вы не пропадёте. И от Вовы они вас защитят.

Грузин, как оказалось, такие либеральные ценности не разделял, поэтому скромно заметил, что Америка и ЕС обманули ожидания грузин о светлом будущем и нисколько Грузии не помогли выбраться из экономического кризиса. Самое неприятное ждало нашего либерала впереди.

Грузин совершенно неожиданно возвысил голос и отчетливо посоветовал всем нам, русским, держаться за Вову, с которым мы, дескать, не пропадём и который только один в мире может навешать тумаков янки.

Вот такого от грузина не ожидал не только впереди сидящий либерал, но и я сам. Но если я позволил себе лишь ехидно улыбнуться, то подвыпивший либерализм попросил свою спутницу пересесть, потому что ему надо серьезно поговорить с товарищем-грузином. Та, конечно же отказала, понимая, что вслед за этим может последовать. В итоге разобидевшийся на всех и вся пьяненький бунтарь отвернулся к окну и мирно засопел, дожидаясь, когда самолёт совершит посадку в стране, где ещё можно глотнуть воздуха свободы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo