Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

ЦБ предложил три альтернативных сценария для России из-за рисков пандемии

Банк России разработал три альтернативных сценария развития российской экономики, отражающих главные риски для основного (базового) варианта. Согласно базовому сценарию, ВВП России после спада в 2020 году на 4,5–5,5% сможет вернуться на докризисный уровень уже в середине 2022 года, следует из проекта Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2021 год и период 2022 и 2023 годов. Если же реализуется самый негативный сценарий, на восстановление понадобится гораздо больше времени — экономика вернется к показателям до пандемии только к 2024 году.

Нефть больше не ключевой фактор

В отличие от предыдущих лет ЦБ больше не определяет цену на нефть как основную предпосылку для построения альтернативных сценариев. Вместо этого он рассматривал ее (как и показатель объема нефтедобычи) в совокупности с другими факторами, такими как эпидемиологические риски, траектория бюджетной консолидации, скорость восстановления потребительского спроса и инвестиционная активность.

Video

Экономический̆ кризис, вызванный пандемией COVID-19 и карантинными ограничениями, оказался гораздо более продолжительным и более серьезным по своим последствиям, чем считалось в начале года, признает регулятор. Во многих странах, в том числе в России, пандемия привела помимо сокращения спроса к сильным шокам предложения. Эти шоки вызвали падение как уровня потенциального выпуска (который экономика страны в целом способна произвести при существующих институциональных ограничениях), так и, возможно, темпов его роста.

www.adv.rbc.ru

Особенностью пандемического кризиса стала и высокая степень неопределенности. Длительность пандемии, отсутствие эффективных лекарств и вакцины с подтвержденной эффективностью от коронавируса могут привести к изменениям в потребительском и инвестиционном поведении, предупреждает ЦБ.

Переход ЦБ к многомерности основных предпосылок при прогнозировании связан с резким ростом неопределенности, отмечает профессор РЭШ Олег Шибанов. Например, если раньше при прогнозе развития ситуации в экономике было понятно, что инвестиционная активность будет более-менее соответствовать трендам, то в 2020 году — совершенно иная экономическая ситуация. Эпидемиологическая обстановка теперь существенно влияет на готовность компаний к инвестициям и готовность населения тратить так же активно, добавляет он.

Читайте на РБК Pro

Назло Кавасаки: как лояльность победила в России компетентность

Почему руководителю необходима эмпатия и как ее развить

Миллиардер-дауншифтер: как продавец ипотеки озолотился на сравнении цен

Пять личных навыков, которым стоит научиться в условиях неопределенности

Основной сценарий

Базовый сценарий исходит из сравнительно активного восстановления потребительского спроса, бюджетной консолидации с возвращением федерального бюджета к параметрам бюджетного правила в 2022 году, а также умеренных последствий от пандемии для потенциала экономики. Ожидается, что эпидемиологические ограничения будут сохраняться в некотором объеме до конца 2020 года и будут поэтапно отменены в дальнейшем.

По оценке регулятора, российская экономика меньше многих других стран пострадала от пандемии COVID-19 в силу особенностей своей структуры: в ВВП большую долю занимает производство и меньшую — сектор услуг, который столкнулся с наибольшим количеством ограничений.

В 2021 году темпы восстановительного роста ВВП ожидаются в диапазоне 3,5–4,5%, а в 2022 году — 2,5–3,5%. Инфляция по итогам 2020 года будет на уровне 3,7–4,2%, а в 2021 году рост потребительских цен может оказаться ниже таргета (3,5–4%).

Среднегодовая цена нефти Urals в 2020 году в базовом сценарии ожидается на уровне $38 за баррель. В 2021 году российская нефть будет стоить уже $40, на 2022 год прогноз на уровне $45. При этом к концу 2022 года цены на нефть стабилизируются на уровне $50 за баррель, чему будет способствовать возвращение к дефициту на рынке нефти.

Сценарий подавленного спроса

Дезинфляционный сценарий предполагает значительно более медленное, чем в базовом сценарии, восстановление спроса, что может произойти в случае продолжения пандемии с сохранением значимого уровня ограничительных мер. Цена на нефть в этом сценарии снизится до $35 за баррель в 2021 году и восстановится до $50 за баррель уже за горизонтом 2023 года, при том что, с высокой вероятностью, соглашение стран ОПЕК+ о сокращении нефтедобычи будет продлено.

Восстановление российской экономики, согласно дезинфляционному сценарию, будет слабым. Потребительская активность не вернется на докризисные уровни как из-за изменившихся за время пандемии предпочтений (отказ от потребления отдельных продуктов и услуг), так и вследствие повышенной склонности к сбережению из-за страха оказаться без средств в случае нового введения карантинных мер и падения доходов. Из-за сохраняющейся неопределенности бизнес будет откладывать запуск инвестпроектов.

После спада на 4,5–5,5% в 2020 году восстановительный рост российского ВВП в 2021 году составит всего 1,5–2,5%, а в 2022 году он ускорится до 2–3%, при этом годовая инфляция уйдет ниже таргета и составит 2–3%. В итоге экономика сможет вернуться на уровень докризисного первого квартала 2020 года только в начале 2023 года.

Сценарий медленного сокращения бюджетных расходов

Проинфляционный сценарий исходит из динамики спроса, как в базовом сценарии, но при значительном падении потенциала экономики. В нем предполагается, что бюджетная консолидация растянется до 2023 года (в базовом сценарии ЦБ исходит из того, что уже со второй половины 2021 года поддержка экономики мерами бюджетной политики начнет снижаться, а в 2022–2023 годах уровень расходов будет соответствовать параметрам бюджетного правила).

При этом, как и в базовом сценарии, предполагается ослабление эпидемиологических рисков и постепенное восстановление мировой экономики. Цена на нефть в 2021 году, по прогнозу, снизится до $35 за баррель и, несмотря на соблюдение договоренностей в рамках сделки ОПЕК+, вырастет лишь до $42–43 за баррель к концу 2023 года.

В этих условиях экономика возвращается к более низкому потенциалу уже в 2021 году и даже несколько его превышает, а для того чтобы удержать инфляцию вблизи 4%, ЦБ может потребоваться временно перейти к умеренно жесткой политике (что будет сдерживать потребительскую и инвестактивность) с последующим возвратом к нейтральной к концу 2023 года.

Российская экономика в проинфляционном сценарии будет восстанавливаться более умеренными темпами, чем в базовом. В 2021 году ВВП России возрастет на 3–4%, но с 2022 года темпы роста экономики снизятся до 1,5–2,5%.

Рисковый сценарий

Наиболее негативный сценарий совмещает в себе слабое восстановление спроса и значительное падение потенциала российской экономики. Дополнительные риски в этом сценарии — возможность масштабного кредитного кризиса стран с высоким уровнем госдолга, а также обострение геополитических рисков. Кроме того, мировой экономике предстоит пережить вторую волну пандемии с повторением карантинных ограничений.

Цена на нефть, несмотря на действие соглашения ОПЕК+, упадет до $25 за баррель и будет медленно восстанавливаться до $35 за баррель к концу 2023 года.

Подавленные потребительские настроения и возросший уровень неопределенности будут препятствовать устойчивому восстановительному росту российской экономики. В 2021 году ВВП сможет вырасти максимум на 1%, в 2022–2023 годах потолок роста экономики составит 2–2,5%. В итоге докризисный уровень первого квартала 2020 года не будет достигнут до конца 2023 года.

В следующем году, согласно рисковому сценарию, произойдет скачок инфляции до 5,5–6,5% и с последующим торможением до уровня 2–3% в 2022 году. Стабилизация инфляции на целевом уровне возможна только позднее 2023 года, следует из рискового сценария.

Россия вернется к стагнации

По сути, спорить с построенными сценариями бесполезно, потому что на самом деле ни ЦБ, ни кто-либо из экономистов не может предположить, как будет развиваться ситуация с учетом того, что пандемия — не единственный фактор неопределенности, нельзя забывать о рисках ужесточения торговых войн и санкционного давления на Россию, полагает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

Структура российской экономики — незначительная доля малого и среднего бизнеса, низкая конкуренция и производительность труда, высокая монополизация отраслей, большая роль государства — позволила ей относительно легче по сравнению с другими странами пройти пандемический кризис, напоминает Тихомиров. Доминирование в экономике крупных предприятий, многие из которых полностью или частично принадлежат государству, дало российским властям особые рычаги воздействия на целые сектора экономики: государство просто потребовало от крупных компаний не сокращать рабочую силу, выплачивать зарплаты во время нерабочих дней, чего не было ни в одной стране мира, замечает Тихомиров. Взамен, по его словам, компании получали целевую госпомощь, дополнительные кредитные ресурсы, поддержку с реструктуризацией долгов и другое. Это серьезным образом поддержало экономику и социальную сферу во время пандемии, считает экономист.

Скорее всего, с 2021 года уже начнется снижение госрасходов, как это предполагается в базовом сценарии ЦБ, говорит Шибанов из ВШЭ. Минфин уже объявил о планах провести 10-процентную «оптимизацию» расходов федерального бюджета в 2021–2023 годах в части «незащищенных» статей, а также на 5% уменьшить ассигнования на программу госвооружений, напомнил Шибанов. Поэтому реализация проинфляционного сценария, когда бюджетная поддержка экономики растянется до 2023 года, пока выглядит маловероятной.

Выхода российской экономики на траекторию роста после восстановительного отскока ВВП вслед за спадом 2020 года не произойдет, и в долгосрочной перспективе она вернется к стагнации, пессимистичен Тихомиров. Структурные ограничения, которые были до коронакризиса, никуда не делись и после кризиса опять вступят в силу: без структурных реформ Россия окажется не способна показывать высокие темпы роста, заключает экономист.

Автор
Юлия Старостина

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий