Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Что произошло с Сирией за десять лет войны

Почему сирийский конфликт особенный

15 марта 2011 года в Дамаске прошла одна из первых крупных акций протеста против режима Башара Асада. К этому времени в активе «арабской весны» были отставки президента Туниса Зин аль-Абидина Бен Али, который правил 24 года, и президента Египта Хосни Мубарака, находившегося у власти 30 лет. На их фоне вероятность сравнительно молодого Башара Асада (на момент начала кризиса ему было 45 лет, из которых 11 он был президентом страны) удержаться у власти многими оценивалась невысоко. Однако действительность оказалась иной.

Video

В итоге война в Сирии стала самым смертоносным конфликтом XXI века. К 2021 году количество погибших оценочно достигло 600 тыс., несколько миллионов сирийцев стали беженцами. Из конфликтов второй половины прошлого века по потерям сирийскую войну пока еще обходит ирано-иракская война 1980–1988 годов (около 700 тыс. погибших). Миграция беженцев значительно изменила внутриполитическую ситуацию в странах, где они были вынуждены искать приют — в Турции, Ливане, Иордании, странах Европейского союза.

Сирия стала территорией открытого соперничества мировых и региональных держав — свои войска на ее территории открыто держат Россия, Иран, Турция и США, десятки стран вовлечены в войну через различные военизированные и политические группы, которым они оказывают поддержку. За десять лет конфликт прошел несколько фаз, с 2013 по 2017 год Сирия стала территорией создания первого в современной истории «халифата», а гражданская война с участием международных участников дополнилась войной с террористами, чье пребывание в Сирии принесло не только тысячи новых жертв, но и разрушение мировых памятников культуры.

www.adv.rbc.ru

Некогда одно из самых успешных государств региона — Сирия — превратилось в центр притяжения политических экстремистов и международных террористов, в универсальную площадку для выяснения отношений между иранцами и израильтянами, турками и курдами, шиитами и суннитами, Москвы и Вашингтона, описывает пеструю картину конфликта генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. Длительность войны не случайна, а вполне закономерна — с самого начала в стране налицо было жесткое присутствие внешних сил и игроков, которое все и предопределило, уверен бывший посол России в Саудовской Аравии, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов.

История сирийского конфликта

Назвать точную дату начала гражданской войны в Сирии, которая идет вот уже десять лет, достаточно трудно. Одним из первых крупных выступлений стала акция в Дамаске 15 марта 2011 года, когда несколько сотен человек стихийно собрались и вышли на улицы столицы. Звучали лозунги против коррупции, за демократию и свободу слова, а также требования к Башару Асаду покинуть пост президента.

Митингу в Дамаске предшествовали события в городе Дераа у границы с Иорданией. В начале марта там были задержаны школьники из известных в городе семей, которые написали на школе: «Твоя очередь, доктор», — намек на то, что президента Башара Асада, офтальмолога по образованию, постигнет участь президентов Туниса и Египта Зин Абидина бен Али и Хосни Мубарака, подавших в отставку из-за массовых акций протеста в своих странах. Против задержания собралась уличная демонстрация, и полиция применила силу против протестующих.

В Дераа митинги тоже продолжались и тоже были разогнаны. 18 марта по несогласным был открыт огонь, жертвами стали четыре человека. После похорон погибших начались новые беспорядки, и вскоре часть города перешла под контроль протестующих. В апреле стихийные массовые демонстрации охватили всю страну. При столкновениях с полицией гибли уже десятки людей.

15 июля Международный комитет Красного Креста (МККК) объявил, что расценивает внутриполитическую ситуацию в Сирии как гражданскую войну и требует соблюдения международного гуманитарного права на территории страны.

29 июля у повстанцев появилась армия: нелояльные режиму сирийские офицеры под руководством полковника Рияда Асада объявили о формировании Свободной сирийской армии (ССА).

В конфликте почти с самого его начала проявились интересы стран региона и мировых держав. В 2014 году из соседнего Ирака началось проникновение бойцов запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» (ИГ). К осени 2015 года террористы стояли на пороге Дамаска.

В 2014 году США, возглавлявшие коалицию по борьбе с террористами, начали наносить удары по их позициям в Сирии. В октябре 2015 года свою антитеррористическую операцию начала Россия. В конце 2017 года российский президент Владимир Путин объявил о разгроме террористов, в заслугу разгром ИГ ставят себе и США. К этому же времени военные силы правительства Асада начали восстанавливать контроль над территорией страны.

Попытки мирно урегулировать конфликт до сих пор результата не принесли. Основой для урегулирования являются принципы, принятые в Женеве в 2012 году, — создание переходного правительства с участием всех заинтересованных сторон, проведение президентских и парламентских выборов, формирование новых органов власти. Одним из элементов урегулирования должно стать и принятие новой Конституции — 30 октября 2019 года начал работу Сирийский конституционный комитет. Однако к непосредственному написанию нового закона его участники (они собираются в Женеве) до сих пор не приступили, поэтому очередные выборы президента (должны пройти до конца мая) пройдут по существующему законодательству.

Кто сейчас управляет Сирией

К десятой годовщине большая часть страны вернулась под контроль Башара Асада. Поддерживать баланс ему помогают Иран и Россия. «У России достаточно точечное присутствие — помимо Латакии, где находятся российские военные объекты, это район Заевфратья и Идлиба, где российские военные проводят патрулирование, в том числе совместно с Турцией. В отличие от России, которая присутствует в Сирии под своим флагом, Иран предпочитает интегрироваться в сирийские силы, мимикрировать под собственно сирийский режим», — уточняет диспозицию эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. Иранские военные и советники контролируют и территории, и политику в Сирии; в первом случае это прежде всего так называемый шиитский коридор, который ведет из Ирана через Ирак и Сирию в Ливан к еще одному союзнику — «Хезболле», говорит Семенов. При этом в 2012 году была изменена Конституция Сирии, и в 2014 году Асад был переизбран на семилетний президентский срок (очередные выборы должны пройти до конца мая этого года, он вновь имеет право в них участвовать). В июле прошлого года прошли очередные выборы в парламент, большинство получили пропрезидентские силы. К голосованию не были допущены проживающие за рубежом сирийцы.

Значительные территории на севере, вдоль границы с Турцией, управляются протурецкими силами — проведенные Анкарой три военные операции позволили ей создать буферную зону на границе. Турция строит больницы и медучилища, открывает филиалы университетов и тянет со своей территории ЛЭП для снабжения региона электричеством (по цене $0,09 за 1 киловатт), пишет Al Monitor. По данным Семенова, подобные контракты заключаются на десять лет.

Вдоль границы ближе к Ираку — зона ответственности курдов, исторически там проживающих, но выступивших против Асада во время войны. Поддержку им оказывают США, которые сохраняют базы в Сирии, в том числе защищая нефтяные месторождения. По факту площадь, контролируемая Россией и США, больше благодаря использованию ими авиации, указывает Семенов.

Еще две зоны остаются под контролем вооруженной оппозиции. В Идлибе среди оппозиционных групп действуют запрещенные в России «Хайат Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра») и ИГИЛ. В районах на юго-западе (провинции Дераа и Кунейтра) «властью» являются несколько групп примиренной с правительством Асада вооруженной оппозиции.

В прошлом году военная ситуация по всей стране была самой спокойной за годы конфликта. Можно говорить о том, что сложился довольно устойчивый баланс, выгодный на данном этапе почти всем участникам сирийского конфликта, за исключением Башара Асада, говорит Семенов. Сирийскому президенту продолжение войны необходимо для укрепления поддержки среди населения, оправдания отсутствия реформ и прочих проблем, уверен эксперт, — любая военная операция, если последует, чревата тем, что будет не просто операцией против местных сил, а против тех региональных и мировых игроков, которые за ними стоят.

На что живет Сирия

Сирия с декабря 1979 года находится под американскими санкциями: Америка тогда признала республику государством — спонсором терроризма.

В настоящее время в американский список стран — спонсоров терроризма наряду с Сирией входят Куба, Иран и Северная Корея. Эти страны не могут получать от США финансовую помощь, в их отношении также действуют запрет на экспорт товаров двойного назначения и финансовые рестрикции. Впоследствии США вводили дополнительные ограничения, которые ужесточились после начала войны в 2011 году. Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) грозило ограничениями лицам и организациям, которые оказывают финансовую помощь сирийскому правительству.

Однако до начала войны Сирия была одной из богатейших стран региона. В период с 2011 по 2018 год годовой ВВП страны упал почти на две трети — с $55 млрд до $20 млрд. Жизнь 80% сирийцев за годы войны опустилась ниже черты бедности, а ее продолжительность сократилась на 20 лет. Страна страдает от нехватки врачей и медсестер, учителей, технических специалистов, квалифицированных государственных служащих, описывает ситуацию чрезвычайный и полномочный посол Александр Аксененок. За годы войны сформировались центры влияния и теневые структуры, не заинтересованные в переходе к мирному развитию, хотя в сирийском обществе, в кругах бизнеса из секторов реальной экономики и среди части госслужащих, сформировался запрос на проведение политических реформ, но в атмосфере всеобщего страха и засилья спецслужб он не звучит открыто, продолжает он.

Нынешний год может стать для Сирии одним из самых сложных — в этом году бюджет меньше, чем за все годы конфликта. В сирийских фунтах его объем вырос, но в долларах составляет всего $3,36 млрд, на 10% меньше, чем годом ранее. Основные проблемы — падение курса сирийского фунта (до конфликта курс составлял 45 сирийских фунтов за $1, в этом году он достиг исторического минимума — на черном рынке стоимость $1 может достигать 4 тыс. фунтов), рост цен на продовольствие (по многим позициям в прошлом году они удвоились), нехватка нефти и газа. Всемирная продовольственная программа ООН считает, что 60% сирийцев (около 12,4 млн человек) находятся в зоне риска голода. Например, продавец овощей в Дамаске с семьей из девяти детей зарабатывает $5 в день, двое его сыновей не ходят в школу, потому что он не может позволить себе платить за них, один из сыновей уехал в Германию и поддерживает семью переводами, еще один сын проводит в день от трех до пяти часов в очереди за хлебом, цены на который субсидирует государство. Без дотации шесть батонов стоят $0,35 — в шесть раз дороже государственного хлеба. Однако из-за нехватки муки многие пекарни, которые дотирует государство, работают с перебоями.

Нехватка энергоресурсов после потери контроля за крупными нефтяными месторождениями на востоке восполняется по большей части из Ирана и за счет контрабандных поставок из Ливана и Ирака. Но в условиях обвала нефтяных цен, нарастающих санкций и военного давления на Иран график поставок нарушился.

Еще один удар по сирийской экономике был нанесен финансовым кризисом в Ливане — около четверти депозитов в ливанских банках принадлежат сирийскому бизнесу, в том числе связанному с правительством. Введение валютных ограничений в Ливане затормозило сделки на импорт товаров первой необходимости, в том числе закупки пшеницы, нарушило цепочку поставок комплектующих, повлекло за собой резкий рост цен, указывает Аксененок.

В этих условиях правительству Сирии остается только печатать деньги, полагаться на кредиты Ирана и заставлять сирийских бизнесменов напрямую помогать государству, утверждает консалтинговая компания COAR Global. В начале этого года в оборот была введена купюра 5000 сирийский фунтов (около $3,98), до этого самой крупной была банкнота 2000 фунтов.

Сирия и нефть

2011 году Сирия находилась на 33-м месте по объемам добычи нефти, следуя за Южным Суданом и опережая Вьетнам. Если в 2011 году доля ее добычи составляла 0,4% мирового объема, то в 2012 году этот показатель сократился до 0,25% (расчеты по BP Statistical Review of World Energy).

На Ближнем Востоке доля Сирии до начала вооруженных столкновений также была очень незначительной: 1,2% всей добычи в регионе в 2011 году и 0,75% — в 2012 году (расчеты по BP Statistical Review of World Energy).

Уровень добычи нефти в Сирии в 2010 году составлял 386 тыс. барр. в день, с началом кризиса в 2011 году добыча упала до 333,3 тыс. барр., а в 2012 году уже составляла почти половину от объема 2011 года, или 182 тыс. барр.

Что дало вмешательство России

Осенью 2015 года Россия военными средствами вмешалась в сирийский конфликт — по инициативе Башара Асада российская группировка была развернута на западе страны. Это изменило весь ход конфликта — позволило Асаду удержаться у власти и сделало Россию одним из главных политических игроков в регионе. На тот момент отношения России с западными странами находились в глубоком кризисе из-за присоединения Крыма и начала войны в Донбассе, вмешательство в сирийский конфликт изменило динамику контактов Москвы с международным сообществом, в частности активизировалось сотрудничество по линии военных с США, на новый уровень вышли отношения с Израилем.

С точки зрения тактики Россию можно считать одним из бенефициаров конфликта, отмечает Кортунов. Успешная и относительно низкобюджетная военная операция быстро превратила Москву в ключевого внешнего игрока на сирийском поле, объясняет он. «Но, насколько можно судить, у Москвы за пять лет непосредственного участия в сирийском конфликте так и не появилось стратегии выхода из него. Степень влияния России на режим в Дамаске тоже остается открытым вопросом. Кто все-таки вертит кем: собака хвостом или хвост собакой?» — задается эксперт риторическим вопросом.

Активная фаза российской военной операции в Сирии длилась 804 дня, с 30 сентября 2015 года по 11 декабря 2017-го, рассказывал в прошлом году министр обороны Сергей Шойгу. По его словам, в результате ударов ВКС России было уничтожено более 133 тыс. объектов террористов, в том числе заводы по незаконной переработке нефти, ликвидированы 865 главарей бандформирований и более 133 тыс. боевиков (4,5 тыс. из них — из России и стран СНГ). В декабре 2017 года президент Владимир Путин во время посещения авиабазы Хмеймим отдал приказ о выводе большей части российских войск из страны.

По данным комитета Совета Федерации по обороне и безопасности на сентябрь 2018 года, потери России в Сирии с момента начала операции составили 112 человек. Почти половина приходится на катастрофу транспортника Ан-26 (39 человек) и сбитый сирийскими ПВО Ил-20 (20 человек). Помимо этого агентства Bloomberg и Reuters сообщали о сотнях погибших в Сирии «русских наемников». Минобороны России эти данные не подтверждало.

Список погибших россиян с начала кампании ВКС в Сирии Политика

При этом у России остались две точки присутствия в арабской республике. Это авиабаза Хмеймим, где дислоцируется 555-я авиагруппа, которая по данным на 2018 год включает в себя 28 боевых самолетов ВКС РФ (семь Су-24М, пять Су-25, четыре Су-30СМ, пять Су-34, шесть Су-35 и Су-57) и десять транспортных и специальных самолетов (три Ил-76МД, два Ту-154М, Ил-62, Ил-22, A-50У, Aн-72, Aн-26) и девять вертолетов. Пункт материально-технического обеспечения ВМФ расположен в порту Тартус. В декабре 2019 года курирующий оборонную отрасль вице-премьер Юрий Борисов сообщил, что в ближайшие четыре года в модернизацию переданного в управление России Тартуса планируется вложить $500 млн. «Российская сторона намерена наладить работу старого порта и построить новый торговый порт», — пояснял вице-премьер.

Точное количество российских военнослужащих и гражданского персонала, находящееся на этих двух объектах, неизвестно. По данным Центризбиркома, в 2020 году в Сирии 6424 россиянина приняли участие в голосовании по внесению поправок в Конституцию России.

Пожалуй, впервые после окончания Второй мировой войны Россия приняла участие в боевых операциях на удаленном театре военных действий, говорит главный редактор журнала «Арсенал Отечества» полковник запаса Виктор Мураховский. Наблюдались определенные проблемы и с логистикой, и со снабжением, и с созданием группировки войск, и управлением этой группировкой. В связи с этим пришлось провести серьезную ревизию многих элементов применения войск, напоминает эксперт. «Это касалось не только авиации и систем ПВО, но и практически всего спектра боевого обеспечения — разведка, инженерное, техническое, боевое обеспечение и так далее», — отметил Мураховский. По его мнению, в итоге Москве удалось проверить уже в реальных боевых условиях огромную номенклатуру уже имеющегося и перспективного вооружения. «Стало понятно направление, в котором надо совершенствоваться. Некоторых необходимых систем вооружений у нас просто не было, по крайней мере на момент начала операции, — тех же ударных беспилотников», — подчеркивает эксперт.

Реальный боевой опыт, полученный офицерским корпусом и профессиональным сержантским корпусом, также имеет неоценимое значение, отметил Мураховский. Он напомнил, что в период антитеррористических операций на Северном Кавказе центры управления, планирования, финансирования и снабжения находились за рубежом России. «Так что операция в Сирии была необходима с военно-политической точки зрения. Если бы на территории Сирии возникло псевдогосударство ИГИЛ со всеми ресурсами страны — это представляло бы смертельную угрозу и для близлежащих государств, и для нас в том числе», — заключил эксперт.

Какими санкциями обернулся для Москвы приход в Сирию

Никаких секторальных санкций в отношении России из-за конфликта в Сирии ни Евросоюз, ни США не применяли. Персональные ограничения со стороны США действуют в отношении 12 россиян. Санкции США также введены против семи компаний: Темпбанк (ЦБ отозвал лицензию в 2017 году), банк «АКБ «РФА», «Рособоронэкспорт», «Российская финансовая корпорация», «Глобальные концепции групп», «Промсырьеимпорт» и «Маритайм Асистанс».

Российские компании до сих пор не ведут масштабной деятельности на территории Сирии. Ранее Financial Times писала о том, что «дочка» «Стройтрансгаза» — компания «Стройтрансгаз Логистика», связанная с семьей миллиардера Геннадия Тимченко — получила разрешение от властей Сирии заниматься добычей фосфатов, а также контракт на эксплуатацию порта Тартус для поставок за рубеж. Однако Тимченко уже находится под санкциями США, а ЕС заниматься поставками фосфатов не запрещает. СМИ также писали об интересах в Сирии бизнесмена Евгения Пригожина. Утверждалось, что в 2019 году сирийский парламент одобрил заключение контрактов на разведку, разработку и добычу нефти с двумя российскими компаниями — Vilada и Mercury Limited. «Новая газета» писала, что обе компании имеют отношение к структурам Пригожина, с которыми СМИ ранее связывали деятельность Частной военной компании (ЧВК) Вагнера. Сам бизнесмен наличие такой связи опровергал. Впрочем, Пригожин в любом случае уже находится под санкциями как ЕС, так и США.

Однако санкции препятствуют более широкому участию российских компаний в сирийской экономике. Во время визита главы МИД России Сергея Лаврова в Абу-Даби министр иностранных дел ОАЭ Абдалла бен Зайд Аль Нахайян посетовал, что принятый в США в прошлого году закон «О защите гражданского населения Сирии» («Акт Цезаря») усложняет отношения страны с Сирией и мешает налаживанию диалога. В российском МИДе назвали этот закон мешающим предоставлению стране даже гуманитарной помощи.

В 2019 году президент США Дональд Трамп подписал новый исполнительный указ, расширяющий возможности для введения санкции против третьих лиц, которые «препятствуют достижении политического решения сирийского конфликта». В июне 2020 года в силу вступил «Акт Цезаря», закрепляющий существующие ограничения против союзников Дамаска и расширяющий их. Закон позволяет вводить вторичные санкции против иностранных граждан и компаний за поддержку режима Асада. В нем говорится о запрете на «значительную финансовую, материальную или технологическую поддержку», участие в «значительной сделке» с сирийским правительством. Также в нем идет речь об ограничении взаимодействия с иностранными гражданами, которые являются наемниками или участниками вооруженных формирований, «действующих на территории от имени правительства Сирии, Российской Федерации или Ирана». В частности, под санкции могут попасть иностранцы, которые:

  • предоставляют Дамаску товары, услуги, технологии, информацию или другую поддержку, которая способствует развитию нефтегазовой промышленности;
  • предоставляют самолеты или детали к ним, которые будут использоваться в военных целях в Сирии в интересах Дамаска;
  • предоставляют Дамаску услуги в сфере обороны и строительства или инженерных технологий.

Госсекретарь Майк Помпео говорил, что санкции останутся в силе, пока власти в Сирии не перестанут блокировать мирное решение конфликта на основании резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, призывающей к созданию «инклюзивного» правительства и разработке новой Конституции. Несмотря на критику ОАЭ по поводу проблем частного сектора из-за «Акта Цезаря», в администрации Джо Байдена отметили, что пока не собираются ослаблять санкционное давление.

Евросоюз ввел санкции в отношении Сирии в 2011 году. В общей сложности под ними находятся 273 физических лица и 70 компаний. Кроме того, в отношении Сирии действуют секторальные санкции — ограничения действуют на импорт в Сирию нефти, инвестиций в определенные секторы, покупку сирийских гособлигаций и экспортные ограничения на оборудование и технологии, которые могут быть использованы для внутренних репрессий, а также на оборудование и технологии для мониторинга или перехвата связи. Санкции могут быть применены к гражданам ЕС или гражданам и компаниям из третьих стран, которые имеют связи с Евросоюзом.

Какова перспектива политического урегулирования в стране

Нет сомнений в том, что на президентских выборах в этом году 55-летний Башар Асад победит, говорят опрошенные РБК эксперты. США уже заявили, что голосование не признают, если оно пройдет вразрез с резолюциями СБ ООН. Пройти в соответствии с ними выборы никак не смогут, так как ведущийся в Женеве конституционный процесс пока дошел только до стадии формирования конституционного комитета (на это понадобилось два года). К созданию новой Конституции делегаты пока не приступили. Оппозиция винит Асада в несговорчивости — сначала Дамаск не присылал своих кандидатов, потом группы долго согласовывали формат работы.

Все, что предпринималось в рамках женевских усилий, делалось в совершенно другой обстановке, в разгар военных действий, напоминает Бакланов. Но оппозиция совершила ошибку, поставив условием отставку Асада, а сейчас правительство перевернуло ситуацию — победило на основной территории страны, поэтому, очевидно, оно не видит смысла в переговорах с проигравшими, полагает эксперт.

Оппозиция действительно проиграла, но Турция, США и другие ее спонсоры сохраняют свои интересы в регионе, а значит, сбрасывать со счетов их нельзя, говорит эксперт Семенов. Дамаск потерял суверенитет, решения часто принимаются без него Россией, Турцией и Ираном. Так что можно говорить, что Асад выиграл войну, но не выиграл мир, а оппозиция проиграла войну, но не проиграла мир. Тем более что на территориях, которые контролирует режим, проживает только половина изо всех сирийцев в стране.

Режим Асада и дальше будет демонстрировать чудеса выживаемости на фоне растущих экономических проблем, новых санкций и продолжающейся борьбы за власть в самом Дамаске, надежд на прорыв или даже на прогресс в Женеве очень мало, прогнозирует Кортунов. В обозримой перспективе, по его мнению, страну не ждут ни полное восстановление территориальной целостности, ни возвращение миллионов беженцев и вынужденных переселенцев, ни масштабный план постконфликтной реконструкции — финансовых ресурсов на это нет ни у стран Европы, ни у стран Залива.

Авторы Полина Химшиашвили, Евгений Пудовкин, Инна Сидоркова При участии Арина Калинина

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme by Compete Themes.